Регистрация
Авторизация
Поделиться:
Диалектив

Три мушкетера

25 июня 2017
Логика и наблюдатель­ность помогают людям найти ответы на сам­ые трудные вопросы и разрешить даже самые сложные проблемы. Герой этого рассказа смог с помощью этих качеств узнать прич­ину ссоры своих лучш­их друзей и помирить их

(рассказ для детей про настоящую дружбу)

Вовка поднял руки над головой, откинулся на спинку стула и сладко потянулся. Взглянув еще раз на стопку тетрадей и учебников, которая возвышалась перед ним на столе, он с чувством выполненного долга отодвинул их от себя. Домашка, которой на завтра было задано немало, сделана. Он выполнил всё, чего от него хотели взрослые, и теперь был абсолютно свободен. Это время, когда школа уже закончилась, а воспитание пришедшими с работы родителями еще не началось, длилось всего несколько часов, но было его самым любимым временем дня. И обычно Вовка проводил его со своими лучшими друзьями – Сашкой и Колькой. Старушки-соседки так часто видели их вместе, что даже в шутку прозвали «три мушкетера». А что, похоже, мушкетеры – хорошие ребята, всегда друг за друга горой, один за всех и все за одного, у них ни дня без приключений, как и у Вовки, Сашки и Кольки.

Вот и сейчас Вовка не стал зря тратить время на игровую приставку и телевизор, а скинул друзьям SMS-ку: «Гулять идем?» Обычно через пару секунд приходил ответ: «Идем!», и трое мальчишек, пулей вылетали из квартир и сломя голову мчались по лестницам, перепрыгивая через ступеньки и громко топая на площадках, что очень не нравилось соседям. Но какое это имеет значение, когда впереди встреча с самыми интересными людьми на свете. Они всегда соревновались, кто первым добежит до места сбора – железного турника за Колькиным домом. Вовка любил выигрывать, поэтому, не дожидаясь ответа друзей, быстро вдел ноги в кроссовки, торопливо закрыл дверь на два замка, как требовала мама, и побежал во все лопатки. На душе было так радостно, что казалось, еще немного, и он полетит. Домофон радостно пискнул, дверь подъезда распахнулась, и в лицо хлынул яркий свет майского солнца. Вовка зажмурился, но продолжил бежать, чуть не сбив с ног соседку с пятого этажа тетю Тоню.

– Носится тут! – сердито крикнула она Вовке вдогонку, – Вот я всё твоей мамке расскажу! Хулиган!

Но Вовка был уже далеко. Добежав до угла дома, мальчишка обрадовался еще больше. Обычно в этот момент он уже видел бегущих Сашку и Кольку, и начиналось нешуточное соревнование. Но в этот раз никого не было видно. Вовка первым добежал до турника, ухватился рукой за столбик и сделал вокруг него торжествующий поворот с разбегу. На душе было радостно. Все-таки он здорово придумал не дожидаться ответных SMS-ок. Вовка отряхнул ладони и перевел дух.

Стоять здесь одному было для Вовки непривычно. Прошло уже минут десять, но ни Сашка, ни Колька так и не появились. «Куда они подевались?» – недоумевал Вовка. Как назло, свой телефон мальчик впопыхах забыл дома. Он прождал еще полчаса, вертя головой во все стороны, но ребята так и не появились. Не зная, что думать, Вовка поспешил домой.

Он был так взволнован, что, не разуваясь, побежал из прихожей комнату и схватил со стола телефон. Но новых SMS-сок не было. Друзья так ничего и не ответили ему на предложение пойти гулять. Это было на них совсем не похоже. Вовка не любил загадок, поэтому сразу же позвонил Кольке.

– Ало! – голос Кольки был грустным.

– Вы чего гулять не идете? – выпалил Вовка, – Я вас ждал, ждал…

– Я думал, ты с Сашкой гуляешь, – сказал Колька и его голос немного повеселел.

– Нет, я один. А где Сашка?

– Не знаю, – голос Кольки стал сердитым, – и знать не хочу! Он мне больше не друг!

– Вы что поссорились?

– Поссорились! – голос Кольки стал злым.

– Так давайте миритесь скорее! У нас дел в «бункере» полно! – Вовке хотелось, чтобы всё побыстрее уладилось, и они отправились за гаражи дальше обустраивать свое тайное убежище.

– Ни за что! – Колька был непреклонен, – Слышать про Сашку больше ничего не хочу! Никогда! – Так что решай, с кем ты теперь, со мной или с ним.

– Я… я не знаю, – пробормотал Вовка.

В трубке раздались короткие гудки. Вовка был совсем не готов к такому повороту событий. Он вздохнул и набрал номер Сашки.

– Ало! – Сашкин голос звучал непривычно тихо.

– Эй! Что там у вас произошло? Вы почему с Колькой поссорились? – спросил Вовка напрямик.

– Не важно! Не лезь не в свое дело! – голос у Сашки стал таким же злым, как у Кольки, – Мы с ним больше не друзья. Понятно?

– Понятно! – вздохнул Вовка, – Но, может быть, вы все-таки помиритесь?

– Ни за что! – Сашка сказал это с такой интонацией, что Вовка был уверен, что в этот момент он, что есть силы, сжал кулаки, – И больше не говори мне о нем. Никогда! Понял?

– Да понял. Только а как же я? Вы обо мне подумали? – мир Вовки рушился на глазах.

– А что ты? Сам решай, кому из нас ты теперь друг. Выберешь меня, звони. Выберешь его, значит, и мне ты враг.

– Но… – Вовка хотел что-то возразить, но в трубке снова зазвучали гудки.

«Во дела! – на душе у Вовки стало совсем паршиво, – Это что же получается, столько лет дружили, а тут на тебе. А еще три мушкетера! Мушкетеры бы никогда так не поступили!» Вовке было обидно. С Сашкой и Колькой он дружил с детского сада. Они вместе играли в песочнице, вместе пошли в школу в один класс 1 «Б», вместе ходили в спортивную секцию, вместе гуляли во дворе… Всё всегда вместе. Никогда не ссорились. И секретов у них никогда друг от друга не было. А тут даже сказать по-людски не могут, что между ними произошло. Вовка попытался представить, как это дружить с Колькой и не дружить с Сашкой и наоборот. Но всё выходило как-то неправильно. Может не дружить с обоими? Он попытался представить себе новых друзей, но они все время упрямо превращались в Сашку и Кольку.

За этими невеселыми раздумьями Вовку и застала вернувшаяся с работы мама. Он был так занят своими невеселыми мыслями, что даже не стал уворачиваться от ее поцелуя.

– Как в школе? – спросила мама, стирая с Вовкиной щеки след от своей помады.

– Нормально!

– Уроки сделал?

– Сделал!

– Тогда чего дома сидишь? Погода вон какая хорошая. Иди, погуляй, пока я ужин готовлю.

Но Вовка в ответ только помотал головой.

– Случилось что? – мама обняла Вовку за плечи и озабоченно посмотрела ему прямо в глаза.

– Сашка с Колькой поссорились! Навсегда! – выпалил Вовка голосом, каким, наверное, сообщил бы маме о наступлении конца света.

– Ну! Ну! – мама обняла своего пятиклассника, как маленького, пользуясь на всю катушку тем, что он не избегает ее телячьих нежностей, – Всё наладится. Вот увидишь. Как поссорились, так и помирятся.

Но они не помирились. На следующий день Вовке пришлось идти до школы одному. Он чуть не опоздал на первый урок, ожидая друзей у турника. Но они не пришли. В школе Сашка и Колька подчеркнуто избегали друг друга, даже расселись в классе за разные парты через ряд: Колька – у окна, а Сашка – у самой стены, и за весь день ни слова друг дружке не сказали. Вовка пытался поговорить с ними обоими, но каждый ставил ему ультиматум – выбрать, с кем теперь дружить. Вовка же вовсе не хотел этого, поэтому

Сашка и Колька его тоже весь день сторонились. За все годы учебы это был самый длинный, скучный и неправильный день. Вовка один слонялся на переменах, один ходил завтракать в столовую. Он хотел поговорить с друзьями после уроков, но пока переобувал сменку в раздевалке, Колька уже убежал, а Сашка всю дорогу до дома делал вид, что они не вместе. Так они и шли по улице молча впереди Сашка, а в нескольких шагах позади него Вовка. Что бы там ни произошло между Сашкой и Колькой, а Вовка оказался крайним. И это было несправедливо, поскольку он-то точно ни в чем виноват не был.

Делая уроки, Вовка немного отвлекся. Когда последняя задачка по математике была решена, он привычно потянулся к телефону, чтобы позвать друзей гулять, но вдруг понял, что звонить некому. Мальчик отложил телефон. Он даже не мог вспомнить того времени, когда они с Сашкой и Колькой не были вместе. И вот теперь он остался один. Что теперь делать? Вовка по-хозяйски прошелся по пустой квартире, заглянул в холодильник, но есть совсем не хотелось. Минут десять он смотрел мультики по телеку, полчаса поиграл в компьютер. Но ничто его не радовало. Сидеть дома было скучно. Из открытого окна пахло уходящей весной и цветущей сиренью, и Вовка в кои-то веки решил пойти гулять один.

Это было странное чувство. Он как будто впервые видел эти уже пыльные деревья, плешивый вытоптанный газон, отбрасывающие огромные тени девятиэтажки и тесно припаркованные машины. Всё было таким скучным и настоящим. Когда он гулял с друзьями, было куда интереснее. Вот эта ржавая машина без сигнализации была фашистским танком, в который они зимою бросали снежки-гранаты. Тот невысокий заборчик вдоль палисадника был мостом через бездонную пропасть, по которому нужно было пройти и не оступиться. А детская горка посреди двора была кораблем пришельцев.

Вовка вспомнил, как Сашка прыгал на ней и вопил во всё горло: «Спасите! Меня похитили!» И ведь они с Колькой спасли... Вовка посмотрел на горку, но теперь это была просто железяка с обшарпанным пластмассовым желобом. Мальчик прошелся по заборчику, удерживая равновесие, но почувствовал себя глупо и спрыгнул на асфальт.

Вовка еще целый час бесцельно бродил по улице, ища, чем бы себя занять, и вскоре поймал себя на том, что ноги сами постоянно приводят его к турнику. Он не стал этому сопротивляться. Турник, который был отправной точкой для всех их приключений, стоял на прежнем месте, как будто ничего не случилось. Краска на столбике, за который постоянно хватались друзья во время своих забегов, сильно облупилась, зато на втором столбике отчетливо были видны кривые буквы: В, С и К. Их ребята нацарапали там, когда еще учились в первом классе. Турник давно не красили, поэтому буквы отлично сохранились. И, глядя на них, Вовка понял, что просто так не сдастся. Не для того он тогда порезался стеклышком, чтобы всё это не имело никакого значения. Помирить

Сашку и Кольку нужно было во что бы то ни стало. «Но как их помиришь, когда даже неизвестно, из-за чего они так сильно поссорились? Что случилось? Когда? Почему они не хотят об этом говорить?» – вопросы возникали один за другим. Чтобы утихомирить эту мысленную карусель, мальчик потер ладони о штаны, подпрыгнул, зацепился за перекладину и начал раскачиваться, потом подтянулся раз десять и спрыгнул вниз. Мысли в его голове перестали путаться и мигать, как новогодняя гирлянда. «Итак! – начал рассуждать Вовка, – Самое простое это понять, когда они поссорились».

И он стал вспоминать вчерашний день во всех подробностях: «В школе всё вроде было хорошо. Сашка схлопотал двойку по русскому, но это вряд ли могло как-то повлиять. Колька совсем не был в этом виноват и даже пытался подсказать Сашке, за что Нина Ивановна чуть не выставила его из класса. После уроков мы сразу же втроем пошли домой. По дороге Сашка переживал из-за двойки, что некстати она ему в конце четверти, и что ему от родителей за нее теперь ой как влетит. А Колька предложил тридцать второй дом обойти с другой стороны, поскольку у 5 «А» сегодня на один урок меньше, а, значит, Светка из параллельного класса сейчас со своей таксой Клёпкой гуляет. И мы пошли за дом. Светка Кольке очень нравится. Хотя непонятно, что он в ней нашел – тощая, как палка, белобрысая, косички, как крысиные хвостики, учится ни хорошо, ни плохо. Ничего особенного. Но Колька так о ней говорит, будто она принцесса какая. Он ей даже недавно песка в почтовый ящик напихал. Во как любит! Поэтому Колька, как вчера Светку увидел, сразу грубить ей начал. Это он так свою симпатию выражает. В общем, он ее обозвал, а она его. Они всегда так разговаривают аж с третьего класса. Впрочем, я думаю, что Колька Светке тоже нравится, потому что ее такса, как увидит Кольку, хвостом виляет. Клёпа совсем уже старая. Она досталась девочке от деда, который недавно умер. А такие, как она, очень хорошо настроение людей чувствуют, особенно хозяев. В общем, поругались они, и пошли мы дальше вдоль дома. Нашли кусок пенопласта и сделали из него кораблик: воткнули в него палку с листом из тетрадки вместо паруса и запустили в лужу. Но мачта оказалась великовата, и он перевернулся. Колька тогда еще сказал, что передумал капитаном быть и теперь хочет стать альпинистом. Потом мы свернули за угол и встретили учительницу истории Веронику Андреевну, она шла в школу учить во вторую смену, и мы с ней поздоровались. Но это тоже не важно. Потом мы говорили о том, что нужно уроки сегодня поскорее сделать и пойти за гаражи дальше обустраивать заброшенный погреб в старом сарае. Колька хотел, чтобы это был бункер, а Сашка упрямо называл его подводной лодкой. Но мы тысячи раз друг с другом спорили и по куда более серьезным поводам, даже дрались бывало, но тут же мирились. И в тот раз договорились, что пускай это пока что подземная лодка будет. И все с этим согласились. То есть никакой ссоры и близко не было. Так мы дошли до моего подъезда. Я к себе пошел, а Сашка и Колька продолжили путь к своим домам. Вот видимо тогда-то что-то между ними и произошло!»

И тут Вовка увидел Сашкину бабушку. Она шла из магазина одна. И мальчик решил не упускать такой шанс.

– Баба Сима, здравствуйте! Давайте я Вам помогу! – Вовка буквально выхватил из ее рук пакеты с продуктами.

– Спасибо, дружочек! – баба Сима расплылась в тонкой, как натянутая нитка, улыбке.

Она была старенькой и довольно рассеянной. Ее глаза за толстыми линзами старомодных очков казались огромными и постоянно смотрели сквозь собеседника куда-то вдаль. Всех мальчишек, даже внука Сашку, она всегда называла «дружочками». За все годы их знакомства она ни разу не назвала кого-то по имени. Возможно, из-за слабого зрения все ребята были для нее одинаковыми. Вовка к этому давно привык и не обижался.

– Баба Сима, – начал он издалека свой допрос, – А Сашка что же Вам не помогает?

– Дождешься от него, – бледные тонкие губы старушки обиженно вздрогнули, – некогда ему! Видишь ли, историю учить надо, двойку исправлять.

Вовка вспомнил, что Сашка и по истории недавно тоже получил двойку. А баба Сима продолжала:

– Раньше надо было думать. Не шлялся бы целыми днями, где ни попадя, так и не схлопотал бы ее.

– Ну, это с каждым бывает, баба Сима, – постарался ее успокоить Вовка, – Вы же знаете, что мы сначала уроки всегда делаем, а только потом гулять идем.

– Ой ли? – баба Сима покачала седой головой, – Будешь мне рассказывать тут небывальщину, – Сашка как из школы придет, рюкзак бросит, бутерброд схватит и бегом, только его и видели. И шляется, и шляется, пока родители с работы не вернутся и домой его не загнонят.

– А где шляется? – спросил Вовка.

– Откуда ж я знаю? Это ж он с тобою, дружочек, шляется, мне не докладывает! – Баба Сима забрала у Вовки свои пакеты и скрылась в темноте пахнущего кошками подъезда.

Известие Вовку огорошило. Он-то думал, что всё знает про своих друзей. А выходит, что ничего подобного. Только теперь он понял, что с другом давно уже что-то не так. Сашка, который раньше всегда быстрее всех делал уроки и успеваемости обгонял и его, и Кольку, был почти отличником, вдруг перестал первым звать друзей гулять, последним прибегал на место сбора да и в школе начал хватать двойки одну за другой. Помимо двоек по истории и русскому у Сашки уже было несколько двоек по математике за то, что он не сдал домашнее задание. Получается, что в жизни Сашки каждый день было 3 часа, о которых он, Вовка, ничегошеньки не знал. Интересно знал ли об этом Колька? Был ли он заодно с Сашкой? Может быть, они в это время гуляли вдвоем, и это был их секрет? Вовка почувствовал себя преданным. Неприятный холодок прополз у него вдоль позвоночника и отозвался спазмом в пустом желудке, который возмущенно и неожиданно громко заурчал.

Тут только Вовка вспомнил, что сегодня даже не пообедал, но домой возвращаться не стал. Вовка зашел в небольшой магазинчик на углу и купил булку с маком. Он хотел купить еще и шоколадку, но передумал. Тратить много карманных денег мальчику не хотелось, иначе он так и не накопит на крутые ролики, которые мама с папой отказались ему купить, аргументируя это тем, что и на старых еще год кататься можно. Им не объяснишь, что на таких фигушки Сашку догонишь, у которого ролики совсем новые. Мысленно положив пятьдесят сэкономленных рублей в свою копилку, Вовка уселся на качели во дворе, принялся уплетать булку и размышлять о сложившейся ситуации. Ему во что бы то ни стало нужно было узнать, был Колька с Сашкой заодно или нет.

Колька жил с мамой и старшей сестрой Варей. Колькина мама целый день работала, поэтому спрашивать ее, где был Сашка после школы, было бесполезно. Варя училась в десятом классе во вторую смену. То есть она уходила еще до того, как Колька возвращался из школы. Но тут Вовка вспомнил, что Варя недавно простудилась и неделю лежала дома с ангиной. А значит, она точно знает, делал ее брат уроки или где-то «шлялся» вместе с Сашкой. Вот только как заставить Варю всё ему рассказать? Она же вся такая взрослая, как зыркнет, аж оторопь берет, и всё время над ними прикалывается. К тому же дома она с Колькой, на улице с подружками. Как ее одну застать?

Вовка перестал раскачиваться на качелях и принялся крошить остатки булки на песок. Ему под ноги тут же ринулась целая туча голубей. Они громко ворковали, толкались и били друг друга крыльями, прямо как игроки в американском футболе. Чтобы позлить самых наглых, Вовка принялся бросать кусочки хлеба в разные стороны. Голуби бестолково метались за каждой новой крошкой. Они были большие и неуклюжие, поэтому нескольким шустрым воробьям удалось урвать свою долю от угощения. Это и подало Вовке идею.

На следующее утро он впервые в жизни прогулял первый урок. Он прекрасно понимал, что последствий избежать не дастся, но дружба была важнее. Вместо того чтобы отправиться в школу на биологию, Вовка, убедившись своими глазами, что Коля ушел, отправился к нему домой. Сделав глубокий вдох, он решительно нажал кнопку дверного звонка. Звонить пришлось долго. Варя, видимо, еще спала. Когда она открыла дверь, на ней была розовая пижама в зайчиках, вид у нее был заспанный, а волосы всклоченные. Из-за этого она показалась Вовке не такой пугающей, как обычно.

– Колька! Тут этот твой… как тебя… короче, дружбан твой пришел! Ты чего там копаешься! Давай живо в школу дуй, не то опоздаете, чудики! – крикнула Варя в сторону комнаты брата и, шлепая босыми ногами по линолеуму, отправилась досыпать, оставив входную дверь нараспашку.

Видимо, спросонья она плохо соображала и понятия не имела, который час. Вовка сначала хотел всё ей объяснить и пристать с расспросами, но быстро передумал, оценив представившуюся ему возможность. Мальчик вдруг понял, кто лучше любой Вари выдаст ему все Колькины секреты.

В гостях у Коли Вовка и Сашка бывали часто, особенно зимой, когда гулять на улице было слишком холодно. Пока Варя была в школе, а Колина мама на работе, друзьям здесь было раздолье. К Сашке пойти они не могли, там скучающая баба Сима не давала им ни минуты покоя. Вовкина мама была строгая и не любила, когда в ее квартире хозяйничают посторонние – опустошают холодильник и натаптывают в коридоре. Колькина же мама отлично готовила, и была совсем не против, что «три мушкетера» отдают должное ее стряпне, слопав целую гору пирожков, ватрушек или печенья. Вот и сейчас в квартире пахло свежей сдобой. Вовка заприметил на кухне большую кастрюлю с торчащим из-под крышки белым полотенцем и сглотнул. Но покушаться на пироги не стал. Одно дело взять пирожок у друга, а тут пойди еще разберись, друг ему Колька или нет. Поэтому Вовка громко захлопнул входную дверь, а сам тихонько проскользнул в Колину комнату.

Компьютер был выключен. Но, когда Колька был дома, он всегда включал его и слушал музыку, смотрел фильмы, играл в игры. В общем, представить Кольку рядом с выключенным компьютером было невозможно. Даже, когда Колька делал уроки, его компьютер не знал покоя. Отключив колонки, Вовка нажал кнопку «Пуск» на системном блоке и зажмурился. Компьютер пискнул, лампочки засветились, давно нечищеный вентилятор натужно и предательски зажужжал. Вот разбудит Варьку, что тогда делать? Но она не проснулась. Мальчик вздохнул с облегчением и, как только система загрузилась, полез в управление компьютером, чтобы просмотреть системный журнал. Нет, не подумайте, Вовка вовсе не был компьютерным гением. Просто его самого папа однажды так поймал на вранье, когда Вовка заявил, что весь день книжку читал, а компьютер даже и не включал ни разу. Так что теперь он решил обратить свой горький опыт себе на пользу. Просмотрев журнал, он вздохнул с облегчением. Похоже, Колька все же ему друг. В то время, когда Сашка где-то шлялся, Колька железно был дома. Но Вовкина радость продлилась недолго. Ему в голову пришло, что Сашка мог как раз ходить к домой к Кольке. Так что получалось, что Варя по-прежнему оставалась единственным достоверным источником нужной ему информации. Но Вовка пока не придумал, как ее получить. Если он разбудит ее сейчас, то она рассердится и выставит его из квартиры да еще и Кольке всё расскажет. Поэтому Вовка выключил компьютер, взял из кастрюли пирожок, тихонько захлопнул за собой дверь и побежал в школу.

Друзья друг с другом и с ним по-прежнему не разговаривали, поэтому никому не пришлось объяснять, почему он пришел так поздно. Длинной чередой потянулись уроки: математика, русский, изо, тест по английскому. Учителя что-то говорили, что-то показывали на интерактивной доске, ученики что-то отвечали. Но Вовка их не слушал. Он полностью сосредоточился на своем расследовании. На его счастье, его ни разу за весь день не вызвали. Но после последнего урока Вовку задержала классная руководительница Ирина Серафимовна, чтобы выяснить, почему его не было на биологии, но ни Сашка, ни Колька даже не подумали его дожидаться. Так что и в этот раз Вовка пошел домой один. По дороге он встретил очень грустную Светку, которая со своей таксой стояла на углу и вертела головой по сторонам. Видимо, она так и не дождалась сегодня Кольку, который не стал из-за нее сворачивать, а пошел домой прямым путем. Это еще больше встревожило Вовку. Что же такое случилось, что его друг даже о ней забыл? Но продолжить размышления на эту тему ему помешала Клёпа. Забыв свое обычное дружелюбие, она натянула поводок и начала хрипло лаять на Вовку. «Вот и вся собачья дружба, – подумал он, – Нет со мной любимого Светкиного Кольки, так я ей сразу чужой. Понятно теперь, как эта Светка ко мне относится». Вовка вздохнул и пошел дальше.

Дело становилось все более запутанным и непонятным. Нужно было во что бы то ни стало узнать, приходил ли Сашка к Кольке после уроков. И никто не мог ответить на этот вопрос кроме Вари. Еще раз прогуливать школу Вовке не хотелось, поэтому он решил подкараулить Колькину сестру в подъезде. А пока отправился домой обедать и делать свое домашнее задание. Помыв посуду, он сел за стол, разложил тетрадки и учебники, но никак не мог сосредоточиться. Его мысли постоянно возвращались к Сашкиной и Колькиной тайне. Неужели, Сашка и Колька стали самыми лучшими друзьями за его спиной, а он оказался третьим лишним? Когда это произошло? Почему? Как он мог этого не заметить? Но, сколько Вовка ни думал, он так и не смог найти никаких перемен в их общей дружбе до вчерашнего дня. И потом, это в любом случае не объясняет, почему Сашка и Колька поссорились, да так сильно, что о примирении даже речи быть не может. Не имея никаких реальных зацепок, Вовка дал волю фантазии: «Может быть, кто-то из них оказался суперзлодеем и украл у другого суперсилу? Нет, ерунда какая-то. И Сашка, и Колька уже не маленькие и прекрасно понимают, что все эти игры понарошку». Тогда он решил зайти с другого конца: «Что самое дорогое для Кольки? Ну, Светка, наверное. Если бы Сашка Светку обидел, то Колька бы ему не простил. Но со Светкой всё в порядке. Вон, ждет своего Кольку. И вчера ругались они, как обычно. А Сашка даже и не разговаривал с ней. Нет, наверное, это Колька что-то накосячил. Балбес он, вечно во что-то вляпывается.

Что же он мог такого Сашке-то сделать? Что самое дорогое для Сашки? Ну, конечно же, его фигурки солдатиков. У него их уже целая армия! И он их вместе со своим папой столько времени красил под лупой, что обалдеть можно. Может быть, Колька пришел в гости к Сашке и их нечаянно сломал? Этого бы тот ему точно не простил!» Предположение показалось Вовке правдоподобным. Бросив недоделанные уроки, он поспешил к Сашке. Пусть он и не станет с ним разговаривать, но баба Сима его, Вовку, к внуку пустит, тем более зря он что ли вчера ей сумки тащить помогал. А там он сразу увидит, целы солдатики или нет. К удивлению Вовки солдатики все были на месте, а вот Сашки дома не оказалось.

– Убёг он, дружочек, – развела руками старушка.

И тут Вовку осенило. Если бы Сашка ходил к Кольке домой, то после ссоры он бы к нему точно не пошел. Значит, дело все-таки не в этом. У Вовки словно гора с плеч свалилась, и он заметно повеселел. Сомнения и обиды исчезли. Это наполнило мальчика еще большей решимостью бороться за их дружбу. К тому же и Варю теперь можно ни о чем не спрашивать.

Но все это снова вернуло Вовку в Сашкиной тайне. Нужно узнать, куда он ходит после уроков. Вовка вышел из подъезда и огляделся по сторонам. Сашки нигде не было видно, а пойти он мог куда угодно. И тут Вовка вспомнил про Клёпу. Она хоть и старая, но собака-то охотничья. Когда все пятые классы концерт для ветеранов к 9 мая готовили, то Светка всем рассказывала, что ее дед-ветеран заядлым охотником был. Он с Клёпой на барсуков, на лисиц охотился, даже на волков бывало. После таких рекомендаций Вовка не сомневался, что она возьмет след и Сашку найдет в два счета. И он позвонил Светке. Девочка очень удивилась его звонку и просьбе прийти с Клепой к Сашкиному подъезду. Она долго отнекивалась, ссылаясь на то, что ей музыкой заниматься надо, но после того, как Вовка сказал ей, что это дело жизни и смерти, согласилась встретиться с ним через полчаса.

У Вовки никогда не было собаки. Да и ему, честно говоря, не очень-то и хотелось ее иметь. Собакой никого не удивишь, другое дело медведь или тигр. Но из фильмов и книг Вовка знал, что если дать собаке понюхать чью-то вещь, то она возьмет след. Однако никаких Сашкиных вещей у мальчика не было. Он было решил вернуться в Сашкину квартиру и, пользуясь подслеповатостью старушки, стянуть Сашкин тапочек в прихожей, но баба Сима в прихожую его не пустила:

– Нет Сашки, дружочек. Не вернулся он еще. Во дворе поищи.

Обитая черным дермантином дверь захлопнулась прямо перед его носом. И Вовка уже начал думать, что весь его план пошел псу под хвост, но тут вспомнил, что в школьной раздевалке висит Сашкина сменка. Его друг ленился таскать ее домой, поэтому просто оставлял болтаться на вешалке. Вовка посмотрел время на телефоне. До прихода Светки оставалось еще 20 минут, и он во все лопатки рванул в школу, но совсем не подумал о том, что его пропуск остался дома. К счастью, охранник дядя Миша хорошо знал Вовку, поэтому сам согласился сходить за оранжевым мешком на зеленой веревке. Вовка поблагодарил его и, размахивая сменкой, бросился бежать обратно к Сашкиному дому.

Светка с Клёпой на поводке уже ждала его. При виде Вовки такса опять подняла хриплый недружелюбный лай.

– Ты не обижайся. Она всех чужих не любит, – извиняющимся тоном сказала Светка, – Как дед умер, так она, как с цепи сорвалась. Только домашних и терпит. На всех остальных кидается. Но ты не бойся, она не укусит. Полает и успокоится. Да, Клёпочка? – и она погладила собаку по длинной каштановой спине.

– Ладно, – сказал Вовка, – любит она меня или нет, мне без разницы. Главное, чтобы она след взяла.

– Какой след? – не поняла Светка.

– Вот этот! – Вовка торжествующе извлек из мешка со сменкой стоптанный Сашкин кроссовок.

– А зачем? – как все девчонки, Светка была ужасно любопытной.

– Не твое дело! – категорично пресек расспросы Вовка.

Ему совсем не хотелось посвящать Светку со всю эту неприятную историю.

– На! Нюхай! – сказал он собаке и с безопасного расстояния бросил кроссовок на асфальт.

Но Клёпа зевнула и отвернулась, демонстрируя ему полное презрение.

– Нет, это не так делается, – Светка подняла кроссовок, присела на корточки и стала медленно водить им у таксы перед носом, – Клеопатра, ищи! Ищи, Клёпа!

Клёпа даже не шевельнулась. Всё с тем же равнодушным выражением она с минуту меланхолично двигала своим черным мокрым носом, и Вовка уже было подумал, что это всё дохлый номер, как вдруг такса встрепенулась и с неожиданной для ее почтенных по собачьим меркам лет прытью рванула прочь от подъезда. Даром, что старая, она мчалась на своих коротких лапах так, что Светка и Вовка едва за ней поспевали. Она дотащила их до угла Вовкиного дома и понеслась за тридцать второй, а оттуда дальше мимо детского сада, магазина и почты. Охваченный азартом, Вовка был в восторге. «Вот что значит собачий нюх! – уважительно думал он, – Там, где людям ничего не видно, для Клепы настоящий лабиринт!» Мальчишка даже позавидовал ей, жалея, что сам так не умеет.

Однако все его восторги оказались преждевременными. Клёпа привела их… прямиком к Светкиному подъезду и начала скрестись в железную дверь.

– Приехали! – разочарованию Вовки не было предела. – Выходит, она нам всё это время голову морочила. А мы за нею, как дураки, бежали.

– Но, может быть, тот, кого ты ищешь, и правда сюда зашел? – Светке стало обидно за дедову собаку, – Бывают же совпадения. Может быть, этот человек здесь живет.

– Вряд ли, – Вовка-то точно знал, что нет.

– Ну, давай хоть внутрь ее запустим, – Светка набрала код на домофоне, – Посмотрим, к какой квартире она нас приведет, – и она спустила таксу с поводка.

Но, как и предполагал Вовка, Клёпа приковыляла прямиком к Светкиной квартире.

– Я же говорил! – Вовка махнул рукой, повернулся и пошел вниз по лестнице.

По дороге к Сашкиному дому он не переставал мысленно ругать таксу: «Вот глупая собака! Только лаять и умеет. От старости, небось, давным-давно весь свой нюх растеряла! Ей лишь бы на ковре дома валяться. А искать за нее Пушкин будет?»

Но других знакомых собак у Вовки не было. Поэтому он повесил мешок со сменкой на ручку Сашкиной двери и побрел домой. Мама с папой скоро с работы вернутся, а у него еще уроки не сделаны.

Этим вечером Вовке от мамы влетело. Ей позвонила Ирина Серафимовна, женщина весьма строгая и дотошная, и спросила, правда ли сегодня утром Вовку водили к врачу. Мама, конечно же, была не в курсе, а сам Вовка так увлекся чужими секретами, что совсем позабыл о собственных, и не успел придумать себе никакого надежного алиби. Рассерженная мама отругала его и вынесла приговор: никаких прогулок до конца выходных. А чтобы он не сбежал из-под домашнего ареста, срочно была вызвана с дачи бабушка Оля. Сначала Вовка подумал, что мама просто его пугает. Она часто так делала, когда хотела призвать Вовку к порядку. Но, когда в девять вечера настойчиво зазвонил домофон, мальчик понял, что на этот раз всё серьезно.

Бабушка Оля была очень строгая, гораздо строже, чем мама. В семье ее все побаивались. А папа называл ее не иначе, как Ольга Андреевна, и обращался к ней на Вы. При ней даже говорить в доме начинали тихо, вполголоса. Никакой надежды на то, что она даст внуку хоть единое послабление не было. Когда Вовка учился в первом классе, бабушка Оля жила у них целых три месяца, приучая внука к дисциплине. О том времени Вовка вспоминал с содроганием. Нет, бабушка, конечно, любила его. Но любовь эта была колючей, как надетый на голое тело шерстяной свитер и требовательной, как маршал на плацу. Узнав о Вовкиных прегрешениях и внимательно просмотрев в мамином смартфоне оценки в его электронном дневнике, бабушка Оля покачала головой и сказала маме успокаивающе:

– Мы это исправим! – и, не слова ни говоря Вовке, отправилась спать.

Мальчик был в отчаянии. Как он теперь продолжит свое расследование, как помирит Сашку и Кольку, если бабушка Оля будет провожать его в школу, как маленького, а потом встречать после уроков и под конвоем отводить домой, где следить, чтобы он делал домашку и ни на что не отвлекался?

Вовка попытался доделать невыученные уроки на завтра, но пришла мама и выключила свет. Когда в гости приезжала бабушка Оля, все, даже папа с мамой, ложились спать не позже десяти.

Но спать Вовке совсем не хотелось. Он долго ворочался, размышляя, что же ему теперь делать, но так ничего и не придумал.

Утро выдалось невеселым. Бабушка Оля не отходила от него ни на шаг. Она проверила, почистил ли он зубы, всё ли, что нужно, сложил в портфель, одел ли чистую рубашку. Узнав, что сегодня нет уроков физкультуры, она заставила Вовку сменить кроссовки на начищенные до блеска, но очень неудобные ботинки. Но внук даже не пикнул. Он, как и все в доме, знал, что с бабушкой спорить бесполезно, а если попытаться, то станет только хуже. Поэтому, пройдя через школьный турникет, Вовка почувствовал облегчение, какое раньше ощущал только уходя из школы.

Благодаря бабушке Оле у двери класса он оказался аж за двадцать минут до начала урока, хотя обычно они с друзьями прибегали одними из последних. Ожидая звонка, Вовка сидел на подоконнике, болтал ногами и думал: «До чего же я докатился! Друзей потерял! Прогулял! Учительнице наврал! Уроки вчера так и не выучил. Что может быть хуже?»

И тут к нему подошла Светка. У нее в соседнем кабинете как раз был французский.

– Нашел вчера кого искал? – спросила она.

– Нашел! Только совсем в другом месте!– язвительно соврал Вовка, чтобы она больше не докучала ему расспросами, – Иди, куда шла. Не приставай!

Но было уже поздно. Толпа девчонок начала шушукаться и хихикать, то и дело оглядываясь на Вовку. «Ну вот, теперь я уже всем подряд вру и с девчонкой у всех на глазах разговариваю! – сокрушенно подумал он, – Хорошо хоть Сашка с Колькой этого не видели». Вовка отвернулся к окну, чтобы не пялиться на обсуждающих его одноклассниц, и увидел, как к школе идет Колька. Сашки с ним не было.

– Ну что решил, с кем дружить будешь? – спросил он, когда подошел к кабинету.

Вовка промолчал.

– Как знаешь! – Колька демонстративно отошел к другому окну.

Светка тоже заметила Кольку. Обычно, когда они на переменах оказывались рядом, то сразу же начинали ругаться. Однако на этот раз Колька сделал вид, что не видит Светку в упор. Похоже, что Колька за прошедшие два дня покончил не только с дружбой, но и со своей большой любовью. Вовке стало интересно, заговорит ли с ним Светка. Но тут прозвенел звонок, и учителя начали запускать детей в классы. Сашка прибежал в класс последним. Увидев его, Колька тут же отвернулся и уставился в окно.

Начался урок русского. Но Вовке было не до морфологического разбора предложений. Тайна Кольки и Сашки не давала ему покоя. А теперь туда же еще добавилась Светка. Но ведь это Сашка пропадает после школы неизвестно где. Так при чем же тут Светка с Колькой? Впрочем, чему тут удивляться, когда он, Вовка тоже ни при чем. Но с ним хотя бы понятно, он должен выбрать, с кем ему дружить. Но Светка-то ничего выбирать не должна. Чего Колька на нее взъелся? Надо ее расспросить что ли.

На большой перемене Вовка отправился искать Светку. Но ее нигде не оказалось. Покраснев, как рак, Вовка сделал над собою нечеловеческое усилие и сам подошел к ее подружкам. Хихикающие девчонки из 5 «А» сказали, что Светка заболела и на первом уроке отпросилась домой, и дали ему номер ее телефона. Вовка совсем запутался. Он же с ней перед французским разговаривал, и выглядела она нормально. Светка, как Светка. Что могло случиться? Укрывшись от шума переменной в кладовке уборщицы, Вовка набрал Светкин номер, но телефон оказался выключен.

– Слышь, Колька, Светка твоя заболела, – поделился он новостью с другом, чтобы увидеть его реакцию.

Но Колька выслушал эту новость с каменным лицом и был неприступен, как скала. Вовка так и не смог от него ничего добиться. Светка была следующим пунктом в его расследовании, и мальчик решил сходить к ней домой после уроков и все выяснить. Но он совсем забыл про бабушку Олю. Она встретила его у самых дверей школы и повела домой. Вовка было попробовал отпроситься у нее к Светке, но бабушка была непреклонна:

– Девочка может быть заразной! А нам болеть некогда. Конец четверти на носу, мы должны отметки по всем предметам подтянуть. Домой идем!

Это бабушкино «мы» окончательно убедило Вовку, что теперь он в полной бабушкиной власти до самых летних каникул. Он вздохнул и покорно плелся домой коротким путем. Бабушка Оля шла медленно. Поэтому их обогнал сначала Колька, а потом и Сашка. Мальчишки шли на расстоянии метров пятидесяти друг от друга, делая вид, что не знакомы. Наверное, Колька чувствовал взгляды друзей на своем затылке, потому что не выдержал и свернул на боковую улицу, которая вела совсем не туда, куда ему было нужно. И остальные продолжили путь без него.

На углу тридцать второго дома их поджидала Светка с лающей на прохожих Клёпой. Светка не обращала на лай никакого внимания, лишь время от времени дергала на себя поводок. Девочка выглядела расстроенной, но не больной. Она пристально смотрела в сторону школы, явно поджидая Кольку. «Так вот почему Колька другой дорогой пошел. Не хочет со Светкой встречаться! Небось лай издалека узнал! А Светка специально с уроков отпросилась, чтобы с Колькой встретиться,» – догадался Вовка, радуясь тому, что несмотря на бабушку Олю, его расследование продолжается.

Тем временем со Светкой поравнялся Сашка. «Ну, сейчас ему Клёпка без Кольки покажет!» – с каким-то внутренним удовлетворением подумал Вовка. Однако старая такса вместо того, чтобы облаять чужака, рванула к Сашке, радостно виляя хвостом. Сам же Сашка сдержанно кивнул Светке и прошел мимо. Когда же к Светке подошел Вовка, собака бросилась на него с не меньшей яростью, чем в прошлый раз. «Подумать только! – расстроился Вовка, – Все ей свои, один я чужой». Он хотел списать всё на то, что рядом шла его бабушка, которую собака не знала, но потом вспомнил, что Клёпа никогда не лаяла на него, когда он был вместе с Колькой и Сашкой. А значит, если она не лает на Сашку, то она его хорошо знает. Но откуда? Ведь они всегда втроем вместе ходили за дом, чтобы Колька мог от души поругаться со своей «принцессой». Так почему собака считает Сашку своим, а его, Вовку чужим? И тут мальчика осенило. Все кусочки пазла мгновенно воедино сложились в его голове: «Светка дружит с Сашкой! Это к ней домой он бегал после уроков! Поэтому Клепа и привела их вчера прямо к двери Светкиной квартиры! Получается, Колька обо всем узнал и вычеркнул из своей жизни обоих предателей. А мне они не рассказали, поскольку не хотели, чтобы я узнал об их ссоре из-за Светки, чтобы это не повлияло на мое решение, кого я выберу, ведь в их любовном треугольнике я точно четвертый лишний. Хотя правда, конечно, на стороне Кольки. Он в Светку первым влюбился, и Сашка это прекрасно знал. Но Сашка очень честный. Странно, что он с Колькой так поступил. Видно, и впрямь сердцу не прикажешь». Вовка был рад, что со всем разобрался. На душе у него отлегло. Он был уверен, что теперь-то точно что-нибудь придумает, и придумал. Он решил, что Сашке и Кольке лучше забыть про эту Светку раз и навсегда и помирится. «Жили же как-то они без нее столько лет, и еще проживут. Мало что ли других девчонок? – думал он, – Нужно, чтобы они перестали дуться, чтобы поговорили». Но сказать это было куда проще, чем сделать. Друзья с ним-то и то не разговаривали, не то что друг с другом. Вовка отлично знал, насколько принципиален Сашка и упрям Колька. Нужно было что-то из ряда вон выходящее, чтобы разрушить эту глухую стену отчуждения.

Вместо того, чтобы учить уроки, Вовка опять целый день посвятил решению задачи не из учебника. Бабушка с мамой, узнав, что он снова не сделал домашку, были им очень недовольны, кричали и грозили, что вместо спортивного лагеря отправят его летом на дачу поливать грядки. Но Вовка ничуть не испугался и даже не расстроился. Таких друзей, как Сашка и Колька у него может быть больше в жизни никогда не будет, а оценки всегда исправить можно. Вот помирит их и тогда уже и об учебе подумает. И лагерь ему без Кольки и Сашки не нужен. Он и поехать туда хотел только, чтобы провести каникулы с друзьями. Тоже мне напугали! Да он, Вовка, готов не то что всё лето, а весь год грядки поливать, лишь бы его друзья помирились и всё стало по-прежнему.

Оставалось только придумать, как это сделать. Но Вовку уже уложили спать, а решения проблемы он так и не нашел. Мальчик долго ворочался в темноте с боку на бок, но мысли приходили все какие-то дурацкие: «Надо сделать прибор стирающий память и стереть воспоминания Сашки и Кольки о ссоре. Но как его изобрести? Может быть лучше их по голове стукнуть? От этого в фильмах еще как всё забывают. Только это дело ненадежное, а вдруг они так всё совсем забудут. Нет, не годится. Лучше овладеть гипнозом и внушить им, что они уже помирились. Нет, тоже не получится. Гипноз дело добровольное, а они ни за что на него не согласятся. Эх! Что бы такое придумать, чтобы согласия спрашивать не пришлось? А что если предложить им в космос полететь? Кто же от такого откажется? Посадить Сашку и Кольку вдвоем в космический корабль и отправить в другую галактику. Пока они будут туда лететь, им надоест играть в молчанку. Они будут вместе бороться с трудностями, рисковать своими жизнями, может быть, даже им придется сражаться со злобными инопланетянами. И тогда у них не останется другого выхода, как поговорить друг с другом и помириться». На этой мысли Вовка улыбнулся и заснул. Ему снились пришельцы из фильмов, которые почему-то вместо того, чтобы сражаться, вызывали его к доске, задавали вопросы, которых он не понимал, и ставили ему огромные двойки. Но не зря говорится, что утро вечера мудренее. Проснувшись, Вовка уже точно знал, что ему нужно делать.

Перед выходом из дома он тайком ссыпал в свой рюкзак все шоколадные конфеты из вазы, потом вскрыл свою копилку и запихнул в карман все деньги, которые за год накопил на роликовые коньки, и под бабушкиным конвоем отправился в школу. Там мальчик первым делом убедился, что Сашка и Колька тоже пришли. На последнем уроке ожидалась контрольная, поэтому Вовка был уверен, что до конца занятий ребята из школы никуда не денутся. Приставать к ним с разговорами Вовка не стал. Вместо этого на первой же перемене он направился прямо в кабинет технологии, который находился на первом этаже рядом с учительской. Но его интересовали там вовсе не верстаки и недоделанные табуретки, а открытое настежь окно. Вовка знал, что хулиганы лазят в него, чтобы, минуя турникет, выбраться на улицу и покурить за бойлерной. Хоть самого Вовку так частенько называла тетя Тоня, хулиганом он не был, и настоящих хулиганов побаивался. Когда еще не ввели в столовой оплату карточкой, хулиганы из старших классов частенько ловили малышей и отбирали у них сладости и деньги на завтраки, чтобы потом купить себе в ближайшем ларьке, пива и сигарет. Несколько таких инцидентов произошли прямо на глазах у Вовки и его друзей, поэтому он был уверен, что от денег и конфет хулиганы не откажутся. Улучив момент, когда никто не смотрел, Вовка перемахнул через подоконник и вдоль стены, чтобы не привлекать внимания, побежал к бойлерной.

Это было плохое место. Прийти сюда значило гарантированно нажить себе неприятности, поэтому Вовка, Сашка и Колька никогда сюда не ходили. Но чего только не сделаешь ради настоящей дружбы. Эти триста метров до закутка между одноэтажным зданием без окон и школьным забором дались ему нелегко. Вовка шел по протоптанной на газоне узкой тропинке, и сердце в его груди колотилось от страха всё сильнее. Для уверенности мальчик сжал кулаки и ускорил шаг, сам удивляясь собственной смелости. Ведь храбр не тот, кто не боится, а тот, кому его страх не хозяин. Вовка же был полон решимости во что бы то ни стало довести начатое дело до конца, чем бы это ему самому ни грозило.

Тропинка закончилась возле пролома в густом неряшливом кустарнике. Вовка сделал глубокий вдох и вошел в запретную зону. Все стены бойлерной были густо исписаны граффити. Вокруг кострища валялись нескольких деревянных ящиков, чурбак от спиленного дерева и две похищенные из кабинета технологии табуретки. Земля вокруг была густо усыпана окурками, мятыми алюминиевыми банками и осколками разбитых бутылок. Вовка понял, что он на месте и робко огляделся по сторонам, но хулиганов здесь не было. Наверное, их прогнала отсюда директриса или полиция. Где еще их можно найти, Вовка не знал. От мысли, что не придется иметь с ними дела, он в глубине души на мгновение почувствовал облегчение и уже собирался вернуться в школу, когда хулиганы нашли его сами. Их было пятеро. Все здоровенные, ростом гораздо выше Вовки. Некоторых из них мальчик не раз видел в школе на переменах и возле кабинета директора. На двоих была школьная форма. Остальные либо совсем прогуливали, либо учились во вторую смену, как Варя. Один как раз был из ее класса. Звали его Рыжий Ден. Мальчик слышал о нем много плохого. Как на зло, именно этот верзила и заступил Вовке дорогу.

– Так, так! – сказал он и поцыкал зубом, – Ты чего здесь шастаешь, мелкий. Заблудился?

– Нет, я вас ищу! – Вовка постарался взять себя в руки и ничем не выдать своего страха.

– Чё, прикурить хочешь? – криво усмехнулся бледный высокий парень с длинными грязными волосами и щелкнул перед носом мальчишки зажигалкой, – А мамка не заругает?

– Нет, я нанять вас хочу, – огорошил их ответом Вовка.

– Нанять? – хулиганы опешили и переглянулись.

– Чё богатенький нашелся? – как того и боялся Вовка, Рыжий Ден разозлился.

Хулиганы толпою надвинулись на Вовку, прижав его к грязной стенке. Один из них ловко обшарил карманы мальчика и протянул Рыжему Дену Вовкины сбережения – целую пачку сто и пятидесятирублевых купюр. Вовка не сопротивлялся. Верзила попевал на пальцы и быстро пересчитал наличность:

– Две семьсот!

Рыжий Ден был удивлен, такого большого улова он явно не ожидал, к тому же мальчишка вел себя странно, не плакал и не умолял вернуть.

– У родаков спер? – озадаченно спросил он.

– Нет! Я на ролики копил к лету! – пояснил Вовка. – У меня еще конфеты есть! Вот! – он запустил руку в рюкзак и протянул Дену горсть «Мишек», и «Осенних вальсов».

– Чё в натуре нам принес? – главарь хулиганов был совсем не готов к такому повороту событий.

– В натуре! – выпалил Вовка.

Хулиганы расхохотались и начали разбирать угощение. Это разрядило напряженную атмосферу.

– У меня еще есть! – мальчик достал из рюкзака вторую горсть сладостей.

– Вижу, ты основательно подготовился, – Рыжий Ден наконец сменил гнев на милость, – Лады! Выкладывай, чё тебе надо, мелкий.

Посвящая хулиганов в детали своего плана, Вовка пропустил два урока. Наверное, Сашка и Колька это заметили. Но, когда Вовка, подозрительно пропахший табачным дымом, пришел на историю, ни один из них его ни о чем так и не спросил. Однако Вовку это больше не огорчало. Он с нетерпением ждал окончания учебного дня, чтобы посмотреть, как его план сработает. Мальчик до сих пор не верил, что решился на такое, и что всё это происходит на самом деле. Он не переставал удивляться сам себе, и был переполнен странным новым для себя чувством. Вовка ощущал себя полностью отрешенным от окружающей суеты и вместе с тем решительным и непобедимым. Наверное, так чувствуют себя супергерои перед важной миссией, от которой зависит судьба всего мира. Но о супергероях Вовка сейчас тоже совсем не думал.

Чтобы избавиться от бабушки Оли, он ушел из школы перед последним уроком, прямо пред контрольной, воспользовавшись всё тем же окном в кабинете технологии и направился прямиком за гаражи к «бункеру». Времени в запасе было много. Вовка достал из кармана ключ и открыл ржавый замок на двери сарая. Хорошо все-таки Сашка придумал дверь починить, чтобы посторонние сюда не шастали и не бросали здесь мусор. Этот сарай друзья нашли давно. Сначала он был чей-то и все время заперт, но прошлым летом вдруг стал ничьим. Когда ребята вернулись с каникул, дверь сарая была сорвана с петель, а внутри было полным-полно мусора и всякого хлама. Понадобилось немало труда, чтобы превратить его в тайное убежище. Вовка, Колька и Сашка вместе потихоньку, вынесли всю рухлядь на ближайшую помойку, вместе притащили туда с той же помойки стол и несколько старых кресел, а на уцелевших полках разложили артефакты из своих выдуманных приключений. Вовка обвел взглядом их сокровища и улыбнулся. Хорошее было время.

Вход в погреб находился прямо посреди сарая. Сам сарай был деревянным, его доски стали серыми от времени, и половина нащельника отвалилась, а вот погреб был добротным, глубоким, и его стены были выложены кирпичом. Вниз вела шаткая деревянная лестница, у которой не хватало доброй половины ступенек. Сейчас погреб был пуст. Мальчишки только в прошлые выходные сумели выгрести из него последние ржавые железки, ведь обнаружили они его не сразу, поскольку сверху он был прикрыт большим железным листом. Сейчас этот лист стоял прислоненным к стене.

С минуту Вовка стоял, всматриваясь в молчаливый сумрак погреба, а потом вышел из сарая и, расположившись на перевернутом ящике, отправил бабушке Оле SMS-ку, в которой просил не волноваться и обещал вернуться домой к ужину и всё объяснить, после чего сразу выключил телефон. Мальчик поймал себя на мысли, что совсем не переживает из-за того ужасного скандала, который неминуемо будет вечером. Лишь бы всё удалось и Сашка с Колькой помирились.

Вовка ждал, но время тянулось очень медленно. Он просидел всего-то полчаса, а ему казалось, что прошло уже несколько часов. Мальчик уже начал нервничать, когда из-за гаражей появился Рыжий Ден. Он был один. «Ничего не вышло!» – сердце Вовки ёкнуло.

– Так, так… – Ден прошел мимо Вовки, деловито осмотрел сарай и заглянул в погреб, – А вы неплохо тут всё устроили. Мне нравится. Беру!

Вовка промолчал. Напоминать верзиле про их уговор было бесполезно. Теперь, когда хулиганы знают про сарай, который Вовка тоже пообещал им за помощь, ничто не помешает им забрать его себе так же, как они уже забрали деньги и конфеты. С чего он, Вовка, вообще взял, что они что-то для него сделают? Вся затея в этот момент показалась мальчику ужасно глупой. С другой стороны, может быть это и к лучшему. Без друзей ему этот «бункер» даром не нужен. Вовка вздохнул, закинул рюкзак на плечо и побрел прочь.

– Эй, ты куда? – окликнул его верзила, – А как же те двое? Что нам с ними делать?

Рыжий Ден свистнул и из-за гаражей с разных сторон вышли еще шестеро. Они бесцеремонно тащили изрядно помятых Сашку и Кольку с напяленными им на головы рюкзаком и мешком от сменной обуви. Это Вовка специально придумал, чтобы они не догадались, что всё это похищение понарошку, и испугались по-настоящему. У Сашки был оторван рукав на пиджаке, а у Кольки все штаны были в грязи. Видимо, ребята не сдались без боя, и Вовка почувствовал за них гордость. Он представил, как им сейчас должно быть больно и страшно, но так было надо. Вовка утешал себя тем, что в космосе от злых инопланетян им бы еще и не так досталось.

– Сюда их! – шепотом скомандовал он, и показал на сарай.

Хулиганы живо спустили Сашку и Кольку в погреб, вытащили лестницу и заложили вход железным листом. Вовка вышел из сарая вместе с ними.

– Ну, всё! Гони ключ и покеда! Чтоб с завтрашнего дня я вас больше здесь не видел! – Ден забрал у Вовки ключ от сарая и, отвесив мальчишке дружеский подзатыльник, удалился вместе со своей компанией.

Вовка остался один. Вернее не один, а с друзьями запертыми в погребе. Конечно, погреб не космический корабль, но лучше, чем ничего. Свой план он придумал от отчаяния, и сам не ожидал, что дело так далеко зайдет. Но на удивление всё удалось, и отступать было уже поздно. Больше от Вовки ничего не зависело, поэтому он сел в кресло и стал ждать.

Снизу доносилась какая-то возня и голоса.

– Эй, кто здесь? – голос Кольки звучал испуганно.

– А ты кто? – Сашка с перепугу, видимо, не узнал голос друга.

– Где мы?

– Да хрен его знает! Здесь темно совсем.

– Сашка, это ты что ли?

– Я!

Сашка тоже наконец-то узнал Колькин голос и в погребе повисла напряженная тишина. Прошло минут десять, и Вовка уже начал бояться, что они так и будут молчать. Но тут голоса зазвучали вновь.

– У тебя мобильный есть?

– Нет. Отобрали!

– И у меня нет.

В погребе опять воцарилось тягостное молчание. Вовка тоже сидел тихо.

– Надо выбираться отсюда. Не хочу торчать здесь с такой сволочью, как ты! – голос Кольки звучал зло и обиженно.

– Это я-то сволочь?! – в голосе Сашки звучал праведный гнев, – Сам ты сволочь!

Мальчишки начали ругаться и дело закончилось дракой. Снизу доносились крики, удары и обзывательства, но Вовка не вмешивался. В принципе, именно этого он и добивался. Пусть выпустят пар, пусть выскажут друг другу все свои обиды. Может быть тогда они перестанут так злиться и объединятся, чтобы вместе спастись из общей беды.

Через полчала всё снова стихло. Видимо Сашка и Колька устали мутузить друг друга.

– Так мы отсюда не выберемся! – пробурчал Сашка, – Интересно, чего они к нам прикопались? Чего им надо-то?

– А я откуда знаю? Я только в подъезд зашел, как они меня схватили и мешок от сменки на голову напялили, чуть не придушили, гады, – Колька потер след от шнурка на шее.

– Вот и меня так. Я орать начал, а они меня по башке стукнули и рюкзак на голову напялили, до сих пор голова кружится.

– Так тебе и надо! – в голосе Кольки звучало злорадство, – Будешь знать, как девчонку у друга уводить!

– У друга? Да разве же ты мне друг? – в голосе Сашки звучало презрение и разочарование, – Друг это тот, кто в друге не сомневается, никогда! Мы столько лет дружили, я думал, ты меня знаешь. А ты…

– Вот в том-то и дело, – возмутился Колька, – и я думал, что знаю, что ты честный и порядочный, что на тебя положиться можно, а ты вон каким оказался. Ты за моей спиною со Светкой встречался. Я всё про вас знаю!

– Да что ты знаешь? – зло сказал Сашка, – Встретил нас со Светкой возле магазина, наорал и убежал.

– А что тут думать? Мне и так всё ясно! – отрезал Колька, – Встречаетесь тайком у меня за спиной.

– Ну, встречаемся, и что?

– Как что? Предательство это! Самое предательское предательство! Друзья так не поступают!

– А друзья о друзьях и не думают плохо, в деле не разобравшись!

– Да в чем тут разбираться, когда и так всё понятно? Конец нашей дружбе! Понял? Навсегда!

– Я только за! Мне друг, который мне не доверяет, не нужен!

Снова повисло молчание. И это было совсем не то, на что рассчитывал Вовка. Он оказался прав, Колька поссорился с Сашкой из-за Светки. Вот только почему Сашка не считает себя виноватым? Это было странно. Ведь именно Сашка всегда горою стоял за справедливость. Честнее его Вовка человека не знал. И тут такое.

Время шло, а внизу было по-прежнему тихо. И Вовка не выдержал:

– Эй, Сашка! – сказал он, – А ты зачем к Светке после уроков бегал?

– Вовка!?

– Вовка, это ты? Ты нас нашел! Вытащи нас отсюда! – Сашка и Колька явно ему обрадовались.

– Вытащу, – сказал Вовка, – но, сперва, пусть Сашка скажет правду, что у него за дела со Светкой.

– Да влюбился он, что тут неясного! – крикнул Колька.

– Пусть Сашка сам скажет. Он никогда не врет. Иначе не выпущу, – потребовал Вовка.

– Ну и не надо нас выпускать! – крикнул Сашка, – Нам и здесь неплохо.

– Это ты за себя говори! – Кольке надоело сидеть в темноте и фингал под глазом ужасно болел, – Тогда меня одного выпусти, а он пусть сидит.

Но Вовка был непреклонен. Прошло еще минут двадцать.

– Вовка ты там? – спросил Сашка.

– Здесь я, – отозвался Вовка.

– Ладно, – вздохнул Сашка, – мне домой надо. Баба Сима волнуется, небось, уже. А она у меня старенькая и больная.

– Ты давай на жалость не дави, – перебил его Вовка, – Вы-то с Колькой, когда ссорились, меня не жалели. Только о себе и думаете. Так что не тяни, выкладывай.

– Только обещайте, что смеяться и дразнить не будете, – вздохнул Сашка.

– Надо очень! Я с тобой больше вообще не разговариваю! – буркнул Колька.

– Обещаю! – согласился Вовка.

– Мы со Светкой выступление репетировали. Помните, нас с ней музычка на концерте к девятому мая выступать заставила. Светка тогда на пианино играла, а я пел. Вы всё с Колькой надо мной потешались. Вас-то просто стихи читать заставили. Пока мы репетировали, мне петь очень понравилось, и получилось у нас так здорово, что мы решили к городскому конкурсу готовиться.

– И всё?

– И всё!

– А чего же ты нам не рассказал?

– Так вы из-за одной песни надо мной смеялись, а тут совсем бы задразнили, – посетовал Сашка, – А мне для выступления уверенность нужна.

– Дурак ты! – голос Кольки заметно повеселел, – Да я тебя дразнил, потому что мне обидно было, что музычка тебя, а не меня песню петь со Светкой выбрала.

– А как тебя выберешь, когда тебе медведь на ухо наступил? – рассмеялся Сашка.

– Это я понимаю, – согласился Колька, – Здесь всё по-честному, но всё равно обидно, что такой шанс упустил.

И все рассмеялись. От этого смеха черное облако обид и сомнений над ними окончательно рассеялось.

– Ну что мир? – спросил Вовка.

– Мир! – отозвались Колька и Сашка, – Давай выпускай нас скорее.

– Только вы сначала поклянитесь, что мы больше никогда не будем ссориться.

– Клянемся! – хором ответили ребята.

С большим трудом Вовка в одиночку отодвинул железный лист в сторону и спустил в погреб лестницу.

«Три мушкетера» снова были вместе. По дороге домой Вовка во всех подробностях рассказал друзьям про то, как провел расследование и как организовал видимость их похищения. Но Сашка с Колькой на него нисколько не обиделись. Светило солнце, цвела черемуха, и все эти хулиганы, синяки, двойки, порванные штаны, украденные телефоны и рассерженные родители казались ребятам такой мелочью по сравнению с тем огромным горячим чувством дружбы, которое вновь охватило их. Вовка с восторгом смотрел по сторонам и снова видел, как скучная действительность наполняется чудесами и приключениями. Мальчишки шли по улице, обняв друг друга за плечи, и чувствовали, что весь мир принадлежит им.

Возле детского садика они встретили Светку с лающей Клёпой на поводке. Светка выглядела грустной и расстроенной.

– Светка-ракетка! – радостно крикнул ей Колька и даже показал язык, что было с его стороны знаком величайшего расположения.

– Сам дурак! – крикнула в ответ Светка, и ее лицо озарилось счастливой улыбкой.

Автор диалектива: Олеся Емельянова

ваш комментарий

Для того, чтобы оставить комментарий авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

Рекомендованные статьи

Незнакомец на фотографии
24 июня 2017

Сережа Лаптев ничем не выделяется среди своих одноклассников, любит уроки истории, любит читать книги, часто ходит в...

Читать далее
Синий сундук
24 июня 2017

Когда школьница Саша вместо привычного лагеря на морском берегу оказалась в небольшом провинциальном городке и...

Читать далее
Страницы сайта просмотрены бесплатный счетчик раз с 31 января 2017 года счетчик посещений