Идеи прекрасной полезности

Родитель - главный педагог в жизни ребенка

Saturday 2nd of September 2017 10:28:15 PM Виктория Мазур Время чтения: ~23 минуты

Незнакомец с фотографии

Незнакомец с фотографии

Сережа Лаптев ничем не выделяется среди своих одноклассников, любит уроки истории, любит читать книги, часто ходит в библиотеку. Ничего особенного. Но однажды в одной из книг Сережа находит старую военную фотографию. На фото незнакомец и обещание вернуться домой. Кто этот человек? Вернулся ли он с той войны? Сережа начинает поиски. Удастся ли отыскать владельца фотографии? И стоит ли его искать?

- Очкарик опять в читальню пошел!

- Уууу, лови, очкарика!

Сережа поскорее закрыл тяжелую дверь районной библиотеки и перевел дух. В дверь врезалось несколько снежных комьев, и ребята, громко хохоча, побежали дальше. Сережа стянул с головы меховую шапку и привычным движением замерзшими пальцами протер запотевшие от теплого воздуха очки. Где-то вдалеке в читальном зале шуршал книгами библиотекарь.

- Клавдия Филипповна, здравствуйте! Я книжку принес, - закричал Сережа и, бросив тяжелое пальто прям у порога, шагнул к книжным стеллажам.

Книги стояли ровными рядами и манили яркими переплетами. Первый стеллаж был у Сережи самым любимым, здесь стояли энциклопедии и словари, столько ответов отыскал мальчик в этих ученых книгах. Он провел пальцем по корешкам, мысленно здороваясь с любимцами.

- Клавдия Филипповна! – вновь закричал он, улыбаясь «Справочнику грибника», именно благодаря этой книге он смог доказать папе, что «чудесно аппетитный» гриб, найденный на трухлявом пне, был ничем иным, как ложным опенком.

В ответ неожиданно послышался стук каблуков и незнакомый звонкий голос:

- Минутку! Сейчас я подойду!

«Кто это там?» - заволновался Сережа. Клавдия Филипповна работала в библиотеке всегда, по крайней мере, Сереже так казалось. Он помнил ее, чуть ли не с младенчества, когда возвращаясь из детского сада, они с мамой заходили в библиотеку взять очередной сборник сказок. Клавдия Филипповна, казалось, не старела, всегда одинаковая – маленькая, аккуратная и жизнерадостная, в сером вязаном кардигане и домашних войлочных тапочках. Она никогда не носила каблуков, да и голос у нее был мягкий, вкрадчивый, Сереже казалось, что именно такой голос должен быть у Кота-Баюна. При этом Клавдия Филипповна в словах всегда тянула буковку «о» чуть дольше, чем следовало, и от этого казалась иностранкой.

Из читального зала показалась незнакомая девушка, высокая, стройная, светловолосая, она напомнила Сереже героиню современного мультфильма о богатырях.

- Слушаю Вас внимательно, молодой человек, - она села за библиотечную кафедру и внимательно посмотрела на недоумевающего мальчика.

- А Клавдия Филипповна когда будет? – от ее внимательного взгляда Сереже стало как-то неловко и он сунул руки в карманы.

- Клавдия Филипповна сейчас в отпуске, вернется она через несколько недель, - она помолчала, а потом продолжила, сделав ударение на первом слове. – Я могу Вам чем-то помочь?

- В отпуске? Сейчас? – удивился Сережа. Клавдия Филипповна всегда уходила в отпуск летом, когда к ней в гости приезжал сын с семьей. Тем более Сережа был в библиотеке два дня назад, и ни в какой отпуск Клавдия Филипповна тогда не собиралась.

- Насколько я знаю, у нее внук родился или внучка, она поехала к сыну. Но не думаю, что Вас это касается, молодой человек.

Да, точно. Вот об этом разговор был. Клавдия Филипповна даже хвасталась, что внука тоже назовут Сережей. Значит с Клавдией Филипповной все в порядке. Сережа встрепенулся, может быть, и эта девушка сможет ему помочь, она же тоже библиотекарь, значит, знает, где можно отыскать ответы на любые вопросы. Тем временем девушка вновь заговорила:

- Вы книгу принесли, молодой человек?

- Да, - Сережа положил на стол сборник рассказов Льва Кассиля «Держись, капитан», который, не отрываясь, прочитал за вчерашний вечер. Но хвастаться находкой, случайно обнаруженной в книге, он пока не стал.

- На кого записана? – уточнила девушка.

- На меня, я Сережа. Сережа Лаптев, 7б класс, - подкованный в библиотечных делах мальчик знал, какие сведения нужны, чтобы отыскать его читательский формуляр.

- А Вас как зовут? – тут же спросил он, ведь новенькая так и не представилась.

- Ольга Алексеевна, - она быстро отыскала формуляр и вычеркнула книгу. – Все? Другую брать будешь?

Сережа вздохнул, Клавдия Филипповна всегда спрашивала, понравилась ли ему книга, кто стал любимым героем, рассказывала что-нибудь интересное об авторе.

- Нет, но я хотел спросить, - Сережа все же решился обсудить волнующий его вопрос. – А можно как-то узнать, кто читал эту книгу до меня?

Ольга Алексеевна удивленно подняла брови.

- А что она как-то испорчена? Страницы вырваны?

- Нет, все в порядке. Книга, кстати, замечательная, но дело не в ней, а именно в том человеке, который читал ее до меня.

- Не думаю, что это допустимо, молодой человек! – сказала Ольга Алексеевна очень строго. – Зачем тебе это?

- Он кое-что оставил в книге, фотографию. Я хотел ее вернуть.

- Что за фотография? – теперь Ольга Алексеевна заинтересовалась. – Покажи!

- Я ее с собой не взял, - соврал Сережа, он сам не понял, почему не показал фотографию. – Чтобы не потерять, ну или не помять там.

- Жаль, а что на фотографии?

- Она старая, почти выцветшая, там плохо видно, но вроде человек какой-то в гимнастерке.

- Ааа, военная, - Ольга Алексеевна как-то сразу потеряла интерес к фотографии, и Сережа даже порадовался, что не показал ее.

- Все равно, я не вправе сообщать тебе, кто пользовался книгой до тебя. Если у тебя все, то извини, мне нужно работать. Здесь невозможный бардак с документацией.

- Да, все. До свидания, Ольга Алексеевна, - Сереже и самому захотелось поскорее сбежать отсюда. Без Клавдии Филипповны библиотека не казалась такой уютной, а Ольга Алексеевна своей холодностью вполне была способна отбить охоту к чтению у любого.

Сережа вышел на улицу и опасливо огляделся по сторонам, но мальчишки уже убежали. Видимо у них нашлись дела поважнее, чем караулить его у библиотеки, или носы от холода защипало, и они побежали греться.

Как же отыскать владельца этой фотографии? Вот Клавдия Филипповна бы непременно помогла, может быть даже бы узнала человека с фотографии, о том, что там трудно что-то разобрать, он Ольге Алексеевне тоже приврал. Но Клавдия Филипповна нянчит внука Сережу где-то в соседнем городе и вернется не скоро. Значит нужно отыскать владельца фотографии самому.

Сережа был уверен, что фотография очень важна, недаром ведь на обороте грубым мужским почерком, старательно были выведены кривоватые строчки: «Надюша, держись! Я обязательно вернусь». Наверное, парень на фотографии написал это своей жене или дочери, написал в той самой землянке, возле которой был сфотографирован, а где-то снаружи грохотали раскаты дальнего боя, гудели самолеты и потрескивал огонь, вокруг которого сидели уставшие однополчане. Фотография хранила следы былых сгибов и царапин, наверняка, большинство из них были получены еще до того, как она попала к адресату, а потом ее хранили очень аккуратно. Более того, фотография даже была с обеих сторон покрыта свеженькой защитной пленкой, значит, владелец берёг ее. Может быть это кусочек семейной истории или кусочек жизни человека. Фотографию нужно вернуть обязательно. Но кому?

Эта противная Ольга Алексеевна могла бы просто ответить на вопрос. Может вернуться, рассказать ей все, показать фото, вложенное в плотный блокнот и мирно лежащее в огромном кармане зимнего пальто. Ведь можно же узнать, кто брал книгу раньше. Сережа неоднократно видел, как, выдавая ему книгу, Клавдия Филипповна на листе возврата писала номер его читательского билета. А отыскать имя по номеру билета не так уж и трудно.

Но возвращаться не хотелось, Ольга Алексеевна ясно дала понять, что старая военная фотография не интересует ее. Значит надо посоветоваться с другим умным человеком, например, с папой. Довольный Сережа пнул ногой подвернувшийся кусочек снега и скорее побежал домой.

Папа уже был дома, он сидел на кухне за ноутбуком и чертил что-то в «Компасе». Папа работал инженером на заводе и очень любил свою работу. Сережа тихонько сел рядом и, поджав под себя ногу, не мигая, уставился на отца.

- Серый, мне сейчас череп прожжет, - пробормотал папа, не отрываясь от ноутбука. – Что хотел?

- Вот представь, перед тобой фото, на котором изображен незнакомый тебе человек. Как узнать, кто это?

- Спросить у того, кто тебе это фото показал, - папа улыбнулся. - Все гениальное – просто, сынок!

- Не у кого спрашивать, тебе его никто не показывал, ты его сам нашел, случайно.

- Если на фото знаменитость, то надо спросить у мамы, она их всех знает.

- Папа, на фото незнакомый человек, ты не знаешь знаменитость он или нет.

- Все равно показать маме, если знаменитость, то она узнает, – папа не сдавался.

- Нет, мне это не подходит, фотография старая. Даже если это и знаменитость, то мама его не узнает.

Папа, наконец, оторвался от ноутбука и посмотрел на сына.

- Ты опять в детектива играешь?

- Нет, пап, это важно, правда. Я потом все объясню.

- Ладно, важно, значит важно. Сделай-ка ты вот что. Внимательно рассмотри фотографию, можешь даже лупу в моем ящике с инструментами взять. Может быть на фото есть что-то, что поможет узнать человека, примета какая или предмет, часы там именные, например.

Сережа аж подскочил. Ну конечно, как же он сам не догадался!

- Спасибо, папочка. Ты у меня самый умный! – он быстро чмокнул отца в щеку и полетел за лупой.

- Да, я такой! – развеселился папа. – Слышала, мать, что сын сказал?

Сережа включил настольную лампу и положил фотографию перед собой. Теперь он не просто рассматривал человека, он искал улики. Главная улика обнаружилась довольно быстро – на груди у солдата была награда, даже удивительно, что Сережа не заметил ее раньше. Он рассмотрел награду через лупу. Звезда, от нее расходятся лучи, что-то написано на белом ободке в центре, но не видно, что именно. Сережа достал блокнот и карандаш и тщательно зарисовал то, что удалось рассмотреть.

Но больше никаких улик отыскать не удалось. Сережа еще раз глянул на молодого мужчину на фотографии: гимнастерка явно с чужого плеча, слишком широкая, обрит почти наголо, улыбается, не хватает переднего зуба, но это его ничуть не портит, впалые щеки, нос, напоминающий клюв хищной птицы, четкая линия подбородка. В нем все источало какую-то уверенность, силу. Он обязательно должен был вернуться.

Нужно выяснить, что это за награда, и отыскать его в списках награжденных. Вряд ли парень стал бы носить на груди чужую медаль, даже если она отца и деда, все равно не положено это, тем более на фронте. А фото фронтовое. Парень на фотографии молодой, наверное, эта война была для него первой. Значит нужно отыскать, какие медали давали героям Великой Отечественной войны.

Сережа загрузил компьютер, все-таки иногда Интернет – это хорошо, столько всего можно отыскать на просторах Всемирной сети. Набрав в строке поиска «медали времен ВОВ», Сережа открывал страницу за страницей, рассматривал фотографии медалей и все больше мрачнел. Подвел Интернет в этот раз, отыскать нужную медаль не удалось. Почти все они были круглые, прикреплялись к разноцветным колодкам, но ничуть не напоминали Сережин рисунок.

- Серый, спать пора, - крикнула из кухни мама. – А то на уроках носом клевать будешь.

Сережа вздохнул и выключил компьютер.

Но должна же быть такая медаль! Может он плохо ее рассмотрел? Может сейчас такими уже не награждают, поэтому ее нет в Интернете? Или она появилась раньше, еще до Великой Отечественной войны? Или фотография других времен? А может это иностранный солдат и медаль тоже иностранная? По надпись-то на обороте на русском языке. Можно было бы сходить в библиотеку и полистать справочники, но желания встречаться с Ольгой Алексеевной еще раз не было.

«Так ведь исторические справочники, есть не только в библиотеке!» - осенило Сережу. Ведь кабинете истории целый стеллаж со справочниками, энциклопедиями и хрестоматиями, а если и в книгах ответа нет, то у учительницы-то истории они есть всегда, по крайней мере, раньше она никогда Сережу не подводила.

Теперь оставалось дождаться завтра и выяснить, что это за награда.

***

- Людмила Александровна, - Сережа едва дождался звонка с урока и подбежал к учительнице – ЖЛ, как ее называли, что означало Железная Леди. – У меня вопрос!

- То-то ты весь урок ерзал, как будто на углях сидел, - Людмила Александровна улыбнулась, хоть она и не признавалась даже самой себе, но серьезный и очень интеллигентный Сережа был ее любимцем. – Задавай свой вопрос.

- А что это за медаль такая? – он положил на стол блокнот с рисунком своей главной улики.

- Эээ, братец, это не медаль, это орден, - сказала Железная Леди, едва взглянув на рисунок. – Сейчас покажу.

- Орден? – удивился Сережа, так вот почему он не смог отыскать его в Интернете. – А разве медаль и орден не одно и тоже?

- Не совсем, орден считается более значимой наградой, им награждают за исключительные заслуги, поэтому он дает владельцу некоторые привилегии.

Она достала из стеллажа большую энциклопедию и, проворно пролистав страницы в середине книге, развернула ее перед мальчиком.

- Вот он Орден Отечественной войны!

Сережа смотрел во все глаза. Да, действительно он.

- Отечественной? Это которая 1812 года? – недоверчиво спросил он.

- Она самая. Только орден этот появился в 1942 году, им героев Великой Отечественной войны награждали.

- Спасибо, Людмила Александровна, Вы мне очень-очень-очень помогли. И я Вас на уроке все равно слушал, хоть и вертелся, честно-честно.

- Знаю, я. Про орден читать будешь?

- Обязательно, но попозже, а пока у меня дело есть. До свидания, Людмила Александровна.

Сережа быстрее побежал в раздевалку, хорошо, что история последним уроком. Солдат на фотографии – герой. А где знают все о героях? Правильно, в краеведческом музее.

В музее Сережа бывал не раз, каждый год они ходили сюда классом на экскурсии, иногда он заходил сюда и с мамой, а один раз даже с папой был. Тогда выставка динозавров в музей приезжала, папа даже сфотографировался в огромном динозаврином яйце.

Великой Отечественной войне был посвящен отдельный зал, Сережа знал это, поэтому заплатив за вход, сразу направился на второй этаж.

«Только бы у них были фотографии всех героев той войны, только бы были, только бы были», - повторял он на каждой ступеньке. Полный надежд он шагнул в нужный зал и тут же остановился. За широким столом посреди комнаты изучала какие-то альбомы его одноклассница Марина Суворова. Сережа запаниковал. Он старался избегать Марины в классе, потому что… Потому что она была самая красивая девочка из всех, кого он когда-либо видел.

На каждом Сережином дне рождения папа с удовольствием рассказывал, что подошел знакомиться с мамой, потому что она была самая красивая в студотряде на общественных работах. Как можно было заговорить с самой красивой? Сережа не понимал, а когда спросил об этом у папы, тот ответил, рассмеявшись: «Смелость города берет».

- Привет, - от волнения приветствие прозвучало еле слышно. Сереже тут же стало стыдно, вот вам и смелость. Но может быть она и не расслышала этого жалкого шепота.

- Привет, - также тихо ответила Марина и подняла на него глаза.

Сережа замер. Это были удивительные глаза, и раньше он никогда не смотрел в них так близко. Удивительные они были потому, что они были разного цвета – один светло-голубой, другой светло-карий, почти желтый. Некоторые ребята дразнили Марину из-за этого, но Сережа считал, что это самое прекрасное, что только могло быть у девочки. Гетерохромия – вот как это называлось. Он специально читал про это, когда вначале года в классе появилась эта необычная девочка с удивительными глазами. Гетерохромия встречает очень редко, чуть более одного процента людей на земном шаре имеют такую особенность, которая, кстати, считается заболеванием.

Марина улыбнулась. «А если она со мной заговорит?» - заволновался Сережа, однако, она, как будто услышав его мысли, вновь занялась своими альбомами. Сережа тоже попытался заняться делом, но его мысли то и дело возвращались к девочке, сидящей за столом, да и глаза невольно бежали вслед за мыслями. Сережа каждый раз ругал себя, но ничего не помогало. А поиски требовали внимания и сосредоточенности.

Для начала мальчик осмотрел все фотографии на настенных стендах, но незнакомца с фотографии среди них не было. Нужно было браться за альбомы, а может он невнимательно посмотрел? Или парень на фотографии вообще не местный. Раньше эта мысль не приходила Сереже в голову. Как тогда отыскать его семью?

- Тебе помочь? – вдруг услышал он за спиной, все-таки она заговорила. – У меня мама здесь работает, я многое знаю.

«Дело превыше всего! Это нужно в интересах дела» – решил Сережа и повернулся.

- Да, мне нужна помощь. Я разыскиваю одного человека, но не знаю его имени, - осторожно начал он. Марина смотрела на него своими удивительными глазами и внимательно слушала, на ее лице появилась заинтересованность, от этого она стала еще прекраснее. Тогда Сережа достал из кармана фотографию и рассказал Марине все: как нашел это старое фото в книге, как не смог ничего выяснить в библиотеке, как рассматривал фото в лупу, даже свой рисунок ордена показал. Девочка слушала, не перебивая, только порой хмурила брови.

- Раз его наградили орденом, я и решил, что найду его имя здесь, в музее, но пока не нашел – закончил Сережа свой рассказ.

- Ты не там ищешь, - тихо сказала Марина, - В нашей местности много героев оказалось, поэтому все они в специальных альбомах. Жалко только, что мы не знаем какой степени орден: первой или второй. Но просто оба альбома посмотрим.

И она показала рукой на те самые альбомы, которые изучала все это время. Ребята вместе принялись за дело, и уже в середине второго альбома Сережа увидел знакомое лицо.

- Вот же он! – обрадовался мальчик и легонько похлопал Марину по плечу. – Ты нашла его.

- Семенов Сергей Иванович 1920 года рождения – прочитала она. – Сергей также как и ты.

- Наконец-то нашелся ты, Сергей Иванович, - Сережа провел пальцем по фотографии. – Давай посмотрим, за что его наградили.

- Награжден Орденом Отечественной войны II степени за то, что в августе 1943 года в сражении у поселка Полевого Харьковской области, рискуя жизнью, ручной гранатой уничтожил танк противника, - торжественно прочитала Марина.

И Сережа, стоя в музейной комнате, увидел, как полз Сергей Семенов по взрытому войной полю, мимо убитых товарищей, сжимая в руке гранату с уже выдернутой чекой. Или мы их, или они нас. Умрем, но не отступим!

- Сережа, у него не было жены, по крайней мере, тут нет сведений.

- Как же так! - Сережа моргнул и вернулся к фотографии в альбоме. – Но ведь кому-то он свою фотографию отправил. Может сестра?

- Здесь только о родителях говорится, но его отец тоже погиб на фронте, а мать умерла от голода еще раньше в сорок втором.

- Тоже погиб? Подожди, хочешь сказать, что Сергей Семенов не вернулся?

- Нет, он погиб в сорок четвертом, где-то в Европе, точных сведений нет, - тихо сказала Марина и виновато опустила голову.

Сережа помолчал.

- Тогда мы тем более должны вернуть фото владельцу! Ты со мной?

- Конечно! А куда мы?

- Туда, откуда все началось – в библиотеку! Давай я помогу расставить альбомы.

***

На этот раз Сережа уверенно открыл дверь библиотеки, ведь смелость города берет. Сергей Семенов не побоялся смерти, а Сережа Лаптев не испугается какой-то строгой и необщительной Ольги Алексеевны.

Она опять шуршала где-то в читальном зале, видимо еще не успела навести порядок в документации.

- Ольга Алексеевна, - громко позвал он и улыбнулся Марине, которая опасливо прижималась к стенке. Она старалась реже посещать публичные места, особенно те, где бывали младшие школьники, они особенно обидно дразнили ее.

- Уже иду, - крикнула она в ответ, застучали каблучки. – А, это опять ты.

- Опять я, - подтвердил Сережа. – И опять с тем же вопросом.

-Я уже все тебе сказала, молодой человек, не положено это.

- Здравствуйте, Ольга Алексеевна, - Марина шагнула чуть вперед. – Сережа нашел в книге фотографию, которую Семенов Сергей Иванович, участник войны, кавалер ордена Отечественной войны отправил своему близкому человеку. Сергей Иванович не вернулся домой, он погиб, отдал жизнь за нас с вами, Ольга Алексеевна, чтобы мы могли жить, смеяться, покупать себе вещи, гулять вечерами и есть мороженное. Возможно эта фотография - это единственное, что осталось у его близких, помогите ее вернуть, Ольга Алексеевна, будьте человеком.

Марина почти шептала, глядя на библиотекаря своими колдовскими глазами. Наверное, именно этим глазам и не смогла противостоять всегда подчиняющаяся правилам Ольга Алексеевна.

- Пойдемте, посмотрим, - просто ответила она и подошла к библиотечной кафедре. Рассказы Кассиля так и лежали в уголке. На приклеенном к первому форзацу листе возврата Ольга Алексеевна отыскала номер читательского формуляра того, кто брал книгу раньше. Втроем, перебирая весь каталог, они отыскали нужного человека – Нестерова Любовь Сергеевна 1942 года рождения.

- И что теперь будете делать? – спросила Ольга Алексеевна.

- Как что? – удивился Сережа. - Пойдем в гости.

Отыскав нужный дом, они неловко переглянулись, и Сережа нажал на звонок, который отозвался в квартире нежным птичьим пением. Дверь открыл белобрысый мальчишка лет 10.

- Ба, к тебе пришли, - прокричал он и скрылся в одной из комнат.

- Здравствуйте! – громко сказал Сережа, призывая хозяев.

Из боковой двери, за которой скрывалась, видимо, кухня, показалась невысокая бабушка в белом переднике и платке, ее руки были испачканы мукой.

- Здравствуйте, ребятки! – она выглядела очень удивленной. – Вы от школы? Я же говорила директору, что сама справляюсь, да и дети, слава Богу, помогают.

- Мы по другому вопросу, - решительно сказал Сережа, Марина смотрела на него восхищенно. Оказывается смелым быть легко. – Здесь проживает Нестерова Любовь Сергеевна?

- Да, это я, - ответила бабушка. – Нестерова Любовь Сергеевна.

- Тогда должно быть это Ваше, - Сережа протянул ей фотографию, на мгновение ему показалось, что Сергей Иванович подмигнул ему.

- Ой, батюшки, ой, ребятушки, - Любовь Сергеевна засуетилась, начала вытирать руки о передник. – Ой, спасибо, родненькие мои. Есть Бог на свете, услышал он меня. Это же единственное, что у меня от отца было, я не родилась еще, когда он на фронт ушел. А внук Ванька фотографию в школу носил хвастаться и потерял где-то. Ой, как хорошо, что вы ее нашли, ой, какие вы хорошие. Дайте, дайте, я вас обниму!

Сережа смутился, но Любовь Сергеевна прижала их с Мариной к себе.

- Пойдемте скорее чай пить с булочками, расскажите, хоть как вас зовут.

- Да неудобно как-то, - забеспокоилась Марина.

- Пойдем, Маришка, пойдем, - Сережа потянул ее на кухню. – Кавалер Ордена Отечественной войны Семенов Сергей Иванович заслуживает того, чтобы о нем рассказали тем, ради которых он воевал.